Среда, 24.10.2018
Проектирование оборудования газопроводов
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Сентябрь » 27 » Шредер: "Сначала я отклонил предложение"
02:37
Шредер: "Сначала я отклонил предложение"

Бывший канцлер защищается от упреков в связи со своим назначением на должность главы наблюдательного совета компании, занимающейся строительством Балтийского газопровода. Кроме того, он опровергает мнение о якобы слишком сильной энергетической зависимости Германии от России

- Ваше назначение на должность главы наблюдательного совета компании North European Gas Pipeline вызвало бурную критику. Вас это удивляет?

- Нужно различать: есть критика, которая меня не радует, но с которой я должен жить, что я и делаю. Это происходит потому, что из-за своих предыдущих постов я всегда нахожусь на виду. Но я не могу спокойно относиться к тому, что в мой адрес сыплются и необоснованные обвинения.

- И поэтому вы потребовали от лидера СвДП Вестервелле прекратить нападки в свой адрес?

- Я же должен был защититься от необоснованной критики. Недопустимо утверждать, что я делал какой-то фирме заказы. Только против этого утверждения я выступаю в суде. Я буду поступать так и впредь. Я действительно уважаю свободу слова в прессе. Но свобода слова не должна подразумевать неправильное изложение фактов.

- Когда вы согласились принять предложение о вашем назначении на пост главы наблюдательного совета?

- Впервые мне было сделано такое предложение в ноябре 2005 года, и тогда я ответил отказом. Не из-за самого проекта, а просто потому, что в то время я хотел сконцентрироваться на консультационной деятельности и не имел намерения связывать себя в профессиональном плане какими-то крепкими обязательствами.

- Но, по некоторым предположениям, вы приняли предварительное решение еще в сентябре, то есть во время своего пребывания на посту федерального канцлера?

- Это неверно. Разговор об этом со мной вообще впервые зашел в ноябре. И только 9 декабря я ответил согласием на просьбу российского президента. В этом я не усматриваю чего-то неправомерного.

- Но вас упрекают также и в том, что ФРГ выступила гарантом кредита "Газпрома" в период, когда вы еще находились на посту бундесканцлера.

- Я имею представление, о чем идет речь. Насколько мне известно, существует заявка от Deutsche Bank и KfW на представление финансирования. Но решающим моментом стало заявление "Газпрома" о том, что он не принял и не примет это предложение от банков. И поэтому речь не идет о том, что правительство Германии выступит гарантом предоставленного кредита.

- Нет ничего необычного в том, что немецкие банки имеют таких значительных гарантов при предоставлении иностранным компаниям кредитов на финансирование?

- Я не могу судить об этом. Спросите лучше у специалистов. Все, кто высказался публично, не усмотрели в этом ничего необычного. Правительство страны может выступать гарантом, это проверенный инструмент в механизме защиты экономических интересов государства. К этому относится также надежное сырьевое обеспечение немецкой экономики.

- Вернемся к газопроводу: почему проект по строительству Балтийского газопровода так важен для вас?

- Сейчас мы подошли к самой сути вопроса. Возникает вопрос: насколько в действительности надежно энергообеспечение Германии и Европы? Какую роль играет в этом газ, в первую очередь российский газ? Кто может составить России конкуренцию по поставкам газа? Это должно стать ключевыми моментами в интересах энергетической политики. Со времен российско-украинского газового конфликта энергетическая безопасность стала актуальной темой. И это хорошо, поскольку стабильное энергообеспечение станет одним из важнейших вопросов следующих пяти, десяти, двадцати лет. Но я усматриваю иногда неправильно расставленные акценты в дебатах на данную тему. О чем же шла речь в газовом споре между Россией и Украиной? Речь шла о ценах. Это была дискуссия между двумя независимыми государствами. Нет ничего необычного в том, что партнеры в условиях рыночной экономики спорят о ценах. Я убежден, что не встанет вопрос о прекращении поставок российского газа в Германию и Европу. Уже более 40 лет Россия является надежным поставщиком газа. И нет никакого повода сомневаться в этом в будущем.

- А в чем смысл будущего Северо-Европейского газопровода?

- В Западной Европе имеет место растущее потребление газа и одновременно снижение запасов собственных ресурсов. В этой связи становится ясным, что основной поставщик газа, а именно Россия, должен быть связан с нами непосредственно. По моему мнению, это будет осуществляться с помощью уже существующего газопровода, а также посредством строительства нового, Балтийского. Северо-Европейский газопровод и нужен для того, чтобы покрыть растущее потребление газа в будущем. Российская сторона подтвердила в четверг, что будет продолжать поставлять газ по старым каналам, и поэтому проект по строительству Балтийского газопровода не нацелен на ущемление чьих-то интересов. Это стало одной из причин, по которым я согласился на это предложение. Глава "Газпрома" потребовал от стран, по которым будет проходить труба газопровода, озвучить свои пожелания по поводу присоединения к газопроводу.

- А не было бы лучше, если бы в проекте участвовали не только российские и немецкие компании?

- Это чисто коммерческие решения. Я в этом не участвовал и никаким образом не влиял на них. Я не вижу ничего плохого в том, что крупная российская компания "Газпром" и два больших немецких предприятия E.ON-Ruhrgas и Wintershall создали совместное предприятие и заботятся об обеспечении энергетической безопасности в Германии, а в последующем и в Западной Европе. Я полагаю, эти три компании достаточно сильны для того, чтобы осуществлять функции совместного предприятия.

- Достаточно ли решительно федеральное правительство поддерживает проект по строительству?

- Я нахожу, что новое правительство считает проект задачей принципиальной важности и поддерживает строительство Северо-Европейского газопровода.

- Считаете ли вы оправданными сомнения по поводу экологической безопасности проекта?

- Насколько мне известно, все экологические сомнения принимаются во внимание. То же самое относится и к боеприпасам, сброшенным на дно Балтийского моря. В принципе, если предполагается, что нитка газопровода пройдет по дну Балтийского моря, боеприпасы должны быть вывезены оттуда. Для самого моря это было бы даже лучше.

- А почему NEPG зарегистрирована в Швейцарии?

- Я не принимал участия в решении данного вопроса. E.ON-Ruhrgas указал на то, что такого рода совместные предприятия принято регистрировать в нейтральной стране.

- Но, будучи канцлером, вы настаивали на Германии.

- Такое ощущение, что меня хотят обвинить во всех грехах. Компании заверили меня, что Германия неподходящее место для такого совместного предприятия. Швейцария была выбрана потому, что существующая там правовая система позволяет легче управлять совместным предприятием. Это было чисто коммерческим решением. Я тут ни при чем.

- Не будет ли энергетическая зависимость от России слишком большой?

- Нет. Уместна смесь из стран - поставщиков газа. Но зависимость от России неизбежна, притом она двойная. Россия завязана на экспорте нефти и газа, так как от него зависит значительная часть бюджета страны. Намного важнее, однако, что потребность в газе возрастает не только в Европе, но и в Индии и Китае. Это конкуренты в борьбе за энергетические ресурсы. Эти страны тоже стремятся к энергетической безопасности. На рынке энергетики существует конкуренция. Северо-Европейский газопровод гарантирует нам, что мы в прямом смысле не будем "заглядывать в трубу".

- Многие опасаются, что Россия пойдет недемократическим путем и станет использовать энергетические ресурсы в качестве политического оружия.

- Я не разделяю такую точку зрения.

- Несмотря на наличие критики из России?

- Во внутренние дебаты в России я не вмешиваюсь. Я не вижу, чтобы Россия находилась на том пути, чтобы вызывать у нас сомнения в своей надежности как поставщика. И я придерживаюсь мнения, что российский президент является гарантом того, что его страна идет по демократическому пути развития.

- А почему тогда имидж России настолько плох?

- Это вопрос, скорее, к СМИ. Я считаю, что политика стабилизации страны, проводимая президентом Путиным, реформы в финансовой и экономической политике наряду с политической ролью государства в мировой политике находят незаслуженно мало одобрения в мировом сообществе.

- А что вы можете сказать об идее создания аналитических центров ("think tank") для укрепления российско-германских связей?

- Моя работоспособность на сегодняшний день исчерпана. Но я приветствую стремления, ведущие к более предметным дискуссиям о России. Иногда, действительно, отсутствует понимание проблем, происходящих в этой огромной стране. Россия исключительно важна для немецкой экономики. Я утверждаю это, памятуя о скорбном прошлом наших стран, о развязанной Германией войне, стоившей жизни 25 млн советских граждан. Прежние федеральные правительства, в том числе и мое, пытались оставить эти события в прошлом, не забывая о них. Целью является стратегическое партнерство. И если я правильно понимаю, по этому пути пойдет и нынешнее правительство ФРГ.

Просмотров: 8 | Добавил: adunpak1980 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz